«Генератор Времени»

Неужели эпилог?

Девочка лишь немного похудела и, не скрою, поднабралась новых словечек и выражений, значение которых не вполне понимала. Всё-таки почти целый год...

Нет, слава богу, не тех слов, о которых вы подумали — не требуется особого чутья, чтобы отфильтровать словесную грязь раз и навсегда. Но некоторые смешные словечки вроде «как бы», «параллельно», «фиолетово» и даже «в натуре» иной раз мелькали в речи этой милой девочки. Правда, впоследствии выветрились — так смывается дождём пыль с июльской листвы.

Чтo описывать радость встречи? Надо ли живописать объятья и поцелуи, звонки друзьям, блестящие глаза, в которых всё ещё грозной тенью отражалось пережитое отчаяние и безнадежье, в которых радостной искрой вспыхивало воспоминание о неожиданных находках, маленьких открытиях, нелёгком пути обратно в Грядущее сквозь серый ледяной туман напастей Минувшего...

А сколько нового и необыкновенного она узнала!

— Ты теперь сокровище для историков, дочь! — воскликнул враз помолодевший профессор Дрейк. И добавил ревниво:

— Не потеряешь интерес к космобиологии?

— Лучший отдых — смена занятий, — смеясь, успокоила девочка отца фразой, услышанной ею вечность назад там, в далёком прошлом.

— Довольно. Теперь, малышка, за работу. Ты должна рассказать компьютеру всё до последней детали. Всё, что помнишь о прошлом и о своих приключениях. Ты даже не представляешь, как это важно.

— Не называй меня малышкой, — немного обиделась девочка. — Вполне представляю. Там всё совсем не так, как рассказывали в школе. Это меня поначалу совсем сбило с толку. Ну, я и решила, что попала на другую планету. Пыталась изучить их обычаи; уже приготовилась было всегда жить среди них и постараться как-то им помочь — они там все такие несчастные! Пускули...

— А потом нашла книжку про себя, да?

— Нет, сначала фильм, — улыбнулась синеглазая девочка, которая, конечно, давным-давно, где-то с третьей серии, поняла: её ищут и уже почти нашли, надо только запастись терпением и быть внимательной. — Правда, я там совсем не такая, хоть чем-то и похожа.

— А насчёт «другой планеты» — это художественное преувеличение, да? — спросила мама.

Девочка взглянула на неё с недоумением.

— Разве трудно было по звёздному небу догадаться, что планета та же самая? — ещё более недоуменно воскликнула мама.

Юная хронопутешественница промолчала.

Разве можно поверить, что они там, в старинном Авксоме, месяцами не видят звёзд? Серые тучи, серый туман вперемешку с копотью автомобилей и котельных, серые громады зданий, застящие небосвод... Тот, кто не был там, — не поймёт.

— Ладно, милая, за работу, за работу. Успеем ещё наговориться, ведь правда? Теперь всё позади.

И девочка, усевшись к микрофону компьютера, начала свою историю, стараясь быть последовательной, не сбиваться и припомнить каждую деталь, каждую мелочь.

Вокруг собрались тесным кольцом и заворожённо слушали длинный рассказ Ингвар с женою, Ричард со Светланой, академик Петров со своим стареньким домашним роботом, аппаратом очень любопытным и оттого тоже пришедшим встречать девочку, стайка одноклассников нашей хронопутешественницы, соседи, знакомые, друзья, потомки участников операции «Интервенция сказок»... Теперь это уже не была тайна — теперь это было просто захватывающее приключение. Теперь это уже не была беда — теперь это страница биографии девочки, которая обязательно вырастет, и поступит в институт, и станет космобиологом, как отец...

Но тени прошлого год за годом будут тянуться ей вслед, тянуться через всю жизнь — воспоминаниями, интервью, беспокойными снами, рассказами внукам и правнукам. И чувство тревоги за предков никогда не оставит её доброе и любящее сердце.

Так уж сложилось.

Она, ещё школьницей, будет пытаться писать им письма...

А одноклассники будут над ней смеяться — беззлобно, не как у вас, на Земле, но всё равно обидно.

Короче, такая жизнь вышла. Такая судьба.

Жизнь прожить — не поле перейти.

...Девочка продолжала и продолжала свой длинный и дотошный рассказ, от которого знобило людей доброго и жадного до знания XXII века. И рождался в голове Ричарда грандиозный замысел проекта «Снарк» — проекта, целью которого было проложить предкам курс, следуя которому они сумели вырваться из лживого виртуального мира, куда планомерно и терпеливо погружали их бессовестные кркрск.

— Сказав «A», надо сказать «Б», — говорил потом Ричард в своём докладе Комитету Тайн и Чудес. — Технологии, разработанные для операции «Интервенция сказок», обладают немалым конструктивным потенциалом. Мы создадим в прошлом литературные и научные произведения, противостоящие киберидеологии, противостоящие идеям войны, раздора, превентивных ударов и террора; п